Tuesday , 11 December 2018

Home » Local News » Крымские очерки: Вольное эссэ о природе Крыма

Крымские очерки: Вольное эссэ о природе Крыма

Free Essay About Crimean Nature

Print Friendly, PDF & Email

Передмова Ярослава Степаняка (Ванкувер)

Представлені нижче два нариси по Криму відображають погляд професіонала на проблеми природоохоронного характеру які виникли після анексії Росією Криму і з приходом до влади нового кримського уряду на чолі з Аксеновим – у минулому “бригадир” організованого злочинного угрупування “Сейлем” по кличці Гоблін.

Насправді ці нариси відображають сьогоднішню ситуацію в Криму в усіх аспектах тамошнього життя – чи то в економічних, чи то в політичних. Ми можемо в повній мірі побачити як в реальному житті відбувається “відродження” Криму і що несе туди нова політична влада під “мудрим” керівництвом Російського уряду.

Автор Юрій Степаняк відомий в наукових і практичних колах, пов’язаних з геологорозвідкою і видобутком природних ресурсів. Bін приймав активну участь в розробці Чорноморського газового шельфу. Сьогодні українська компанія Чорноморнафтогаз разом зі всіма активами, свердловинами, трубопроводами і газом в сховищах анексована так званим Кримським урядом. Степаняк Юрій є ведучим спеціалістом у питаннях розвідки водних ресурсів та водозабезпечення на Кримському півострові. Забезпечення водою Криму являється одним з найважливіших питань життєзабезпечення і економічного розвитку півострова. Це є так само надзвичайно важливим питанням в збереженні унікальної  природи Криму для наступних поколінь.

Після приєднання Криму до Росіі новий кримський уряд запропонував посади в своєму уряді багатьом відомим українським спеціалістам. Степаняк Юрій відмовився від запропованної йому посади. Нещодавно він покинув окупований Крим.

Все що він описав у своїх нарисах є відповіддю сьогоднішнім кримським правителям на їх непрофесійні потуги вирішити ряд життєвоважливих питань. Також це є роздуми над тим, як виглядатиме майбутнє Криму і що чекає анексований  в України Крим та його жителів. Нариси спеціально написані на російській мові, що дає можливість іх поширення по всій пост-радянській територіі. Звичайно, можна зробити переклад на українську мову. Але тобі буде тяжко зберегти той стиль мови, який автор хотів використати для влучнішого опису сьогоднішніх кримських владоможців у зверненні до них. Можливо нариси прочитають люди, які вболівають за природу на півострові і не дадуть знищити цей унікальний куток Землі.

 • • •

Юрий Степаняк, канд. геологических наук

Ниже представлены два очерка из жизни новообретенного Россией Крыма. Первый – это взгляд профессионала на возникшие или искусственно созданные проблемы. Справедливости ради следует заметить, что очерк был написан в начале лета сего года, когда и приобрел широкое распространение в интернете. С тех пор очень многое изменилось. Люди, указанные в эпиграфе канули в Лету с политического небосвода Крыма. Вопрос днепровской воды перешел из хозяйственной в политическую плоскость, а громкая возня вокруг строительства моста через Керченский пролив все больше напоминает детективный сюжет старика Чейза. Но жизнь продолжается и становится все более интересной. Об этом второй очерк – о сегодняшнем и завтрашнем дне полуострова в новых для него условиях.

Північно-Кримський канал

Північно-Кримський канал

Вольное эссэ о природе Крыма

Господи,
храни Крым от темиргалиевых,
глебовых, вайлей, и иже с ними.

Все, что происходит в Крыму, несомненно, имеет определенную логику событий. Время расставит все на свои места, причем времени отведено совсем не много.

Перецепив буденовки набекрень, старая власть стала «новой» и с большим усердием и рвением начала служить вышестоящей вертикали власти, демонстрируя широкой публике незрелость ума и тем более совести. Если бы дилетантство и невежество власть предержащей не вредило Крыму – уникальному уголку Земли – то и бог с ними, с властями. Они временщики, их потомки явно не будут обитать в дальнейшем на крымской земле. Чрезмерная опасность состоит в том, что реализация их бредовых идей может существенно навредить природе полуострова, или, во всяком случае, изменить ее до неузнаваемости. Из обширного списка таковых «умных решений» старых-новых властей остановлюсь только на некоторых.

1. Крыму не нужна днепровская вода. Да, можно обойтись. Но тогда надо быть готовыми к тому, что буйная природа северной степной части Крыма (Присивашья и Причерноморья) деградирует и превратится в полупустынную степь с солянковой и полынной растительностью – такой, каковой она была до прихода днепровской воды. А это значит, что половина земель Советского, Нижнегорского, Джанкойского, Красноперекопского и Раздольненского районов будет выведена из сельскохозяйственного оборота. Все дело в том, что в условиях низменного рельефа грунтовые воды степи имеют прямую гидравлическую связь с морем и Сивашем. Проводимое на протяжении многих лет умышленное чрезмерное увлажнение и обводнение почв пресной днепровской водой привело к вымыванию водорастворимых солей, подъему уровня и оттеснению к береговой линии контура соленых грунтовых вод. В результате получилась почва, пригодная для выращивания твердых сортов пшеницы и риса. Только лишь. Никакие сады и виноградники при высоком стоянии грунтовых вод расти не могут.

Если не выполнять ирригационные поливы для поддержания уровенного режима грунтовых вод, то на протяжении двух-трех гидрологических сезонов соленая вода (а в районе Сиваша – рапа) вернутся к исходному положению, почвы засолятся, и мы будем наблюдать полупустынный и довольно унылый пейзаж. Если он будет радовать глаз крымчан и поднимет их благосостояние – то пусть так и будет.

Немного пофантазировав, один высокопоставленный чиновник предложил использовать подземные воды для капельного орошения вместо полива полей днепровской водой. Таким образом, по его мнению, будут сохранены сельскохозяйственные угодья. Однако это лишь фантазии. Во-первых, для капельного орошения необходимы два условия: 1) высокое положение возделываемых полей над уровнем моря, при котором грунтовые воды не участвуют в почвенно-геохимических процессах; 2) наличие пресной воды (а не минерализованной подземной). Для капельного орошения вполне пригодна только часть земель южнее Присивашья (площади развития черноземов южных), а это до 10 процентов от всех сельхозугодий. Во-вторых – Присивашье и Причерноморье при таком экономном орошении так и останутся полупустынной степью. Если оно вам надо, то пусть так и будет.

Увы, природа распорядилась так, что в Крыму нет пресной воды, которой можно было бы заменить днепровскую. Предгорные водохранилища питают местные населенные пункты, переброска их на север невозможна, а на восток – популистская временная мера. Хотя очень потешила мысль большого начальника об использовании канала в реверсном режиме. Видимо, человек настолько далек от реальной жизни, что не понимает – вода течет только сверху вниз, и никак не наоборот. Доставить воду из Кубани не представляется возможным, поскольку уже сейчас Ставрополье и Кубань испытывают ее дефицит.

К разряду «умных» ляпов можно отнести и сетования московских чиновников о том, что водопотери Северо-Крымского канала составляли 40% и надо их довести до общероссийского стандарта в 10%. Никто понятия не имел, что в Крыму проводилось именно умышленное излишнее орошение и обводнение для рассоления почв и грунтов зоны аэрации. Уж таковы природно-климатические условия в степном Крыму.

В принципе, все водопотери в Крыму во благо, любая пресная вода находит свое место в системе подземных вод, питая их. Большой проблемой были дренажные воды, в огромных объемах сбрасываемые в Сиваш и Каркинитсткий залив. Опять-таки время все расставило на свои места. В результате распреснения восточного и центрального Сиваша и головной части залива здесь сформировался своеобразный богатейший гидробиологический биоценоз, привлекший перелетных птиц на постоянные гнездовья и временную остановку для кормления во время сезонной миграции. Именно поэтому были основаны Сивашский и Каркинитский биосферные заказники, являющиеся поистине жемчужинами Крыма (увы, мало кто об этом знает). Немецкие орнитологи с завидным постоянством ежегодно приезжали в заказник для кольцевания и учета поголовья журавлей, летящих далее в Южную Африку. Оно, конечно, президентские тигры и стерхи важнее, но может стоит подумать и об рядовом журавле и прочих пернатых, являющихся таким же украшением планеты как и всякая живая тварь.

Не будет днепровской воды, не будет стока дренажных вод – не будет миллионных птичьих поселений, не будет и биосферных заказников. Уровень Сиваша неизбежно понизится, соленость увеличится, что приведет к развитию диатомовых водорослей, бурному разложению органики и превращению Сиваша в зловонное мелководное Гнилое море – такое же как во времена славного штурма его красногвардейцами в гражданскую войну. Если так будет всем лучше – давайте откажемся от днепровской воды.

Сбросным дренажным водам нашли еще одно удачное применение – в Красноперекопском, Раздольненском и Красногвардейском районах обустроены каскады прудов для рыборазведения, снабжавшие весь Крым свежей рыбой. Может белый амур, карп, сазан, карась, лещ, тарань и проч. не нужны к рациону крымчан (также как и собственный рис и пшеница)? Будем зависеть от поставок со стороны? Тогда долой днепровскую воду.

Следует отметить, что, невежество – бич современных российских чиновников. Чего стоит только заявление людей из белокаменной, что в Крыму для водообеспечения следует массово проводить снегозадержание и накапливать снег. Где только его взять – может из Подмосковья завозить? Снежный покров в Крыму мизерный и большая часть его уходит на сублимацию (попросту – испарение) и практически не формирует поверхностного стока.

Апофеозом невежества в этом же контексте следует признать изречения министра ЖКХ Крыма. Оный рассказал, что излишнюю днепровскую воду Украина сбрасывает в Черное море, в результате чего гибнет рыба и растения. Так называемый министр не ведает, что сток Днепра итак крайне мал по причине его зарегулированности. А вообще, чем больше речной воды входит в море, тем больше биоразнообразие и продуктивность прилегающего бассейна. У гидробиологов этот феномен в зоне смешения речных и морских вод носит название «краевой эффект». Именно по причине огромного пресного стока Дуная прилегающий шельф является наиболее богатым во всем черноморском бассейне.

А вот еще одна цитата упомянутого министра: «Северо-Крымский канал, с одной стороны, полезный, но с другой — вредный. Вода просачивается в почву, проходит через верхние слои соленой воды, и уже став более соленой, попадает в глубокие слои, где чистая артезианская вода, которая таким образом минерализуется и фактически портится». Большего бреда до сих пор слышать не приходилось. Впрочем, удалые чиновники обещают еще.

Итак, резюме – днепровская вода все-таки нужна, о ее поставках необходимо по-человечески договариваться, не так как это происходит в настоящее время. А при вводе канала в эксплуатацию следует поглубже задвинуть свои амбиции и допустить к работе украинских специалистов. Оказывается, никто из крымских чиновников понятия не имел о существовании технологического регламента работы канала (а че там, вода себе течет и фсе!). Так вот, перед пуском канала на полную мощность выполняется его двухнедельное замачивание – заливание днища малым объемом воды. При этом образуется подканальный купол грунтовых вод, происходит разбухание глинистых частиц и кольматация мелких пор и трещин. В дальнейшем этот купол и «держит» весь столб воды в канале, обеспечивая его безопасную работу. Если сразу пустить воду по «незамоченному» руслу, велика вероятность вымывания мелких частиц глины и солей (по научному – механической и химической суффозии) с образованием просадок и провалов – в худшем случае вся вода из канала в один прекрасный момент может выйти мощным источником в акватории Сиваша или в каком-либо жилом поселке, приведя к техногенной катастрофе.

Ремонтировать участок прорыва канала уже практически невозможно, необходимо делать обводное русло. Так уж устроен канал – только часть его облицована бетоном, на основном протяжении он проложен в земляном русле. Поэтому соблюдение регламента необходимо. Но, увы, доблестная крымская самооборона вкупе с бутафорскими казаками самоотверженно защищает от днепровской воды крымчан, захватив инженерные сооружения канала. Чтобы сохранить лицо, был придуман миф о том, что Украина не подает воду. Воду-то вам дают, только вы обращаться с ней не можете. До насосной станции под Джанкоем канал заполнен на половину уровня – аккурат согласно регламенту. Далее надо работать с инженерными коммуникациями насосной станции. Не дают. Видимо, чтобы окончательно не потерять лицо и укрепиться в тезисе, что днепровская вода Крыму не нужна.

Кто-то может сказать, что я сгущаю краски. Это вряд ли. Посещая совсем недавно Судан, я наблюдал плачевное состояние ранее благодатной долины Голубого Нила. Англичане (проклятые колонизаторы), применяя обширную ирригацию, выращивали здесь все – от пшеницы, хлопка до ананасов, обеспечивая сытую жизнь местному населению. С обретением независимости ирригация заброшена и долина превратилась в кустарниковую полупустыню с бродящими по ней полуголодными нилотами и нубийцами. Разрушить все можно в одночасье, чтобы создать или восстановить – нужны годы, тяжелейший труд и непомерные финансовые вливания. Поддерживать всегда дешевле, чем создавать вновь. Этого не могут постичь крымские чиновники, мнящие себя эффективными управленцами.

2. Необходимо строить водохранилище в степном Крыму. Сие изрек первый вице-премьер и указал десницей на Красногвардейский и Первомайский районы. Лучше бы он ткнул в Луну – эффект был бы такой же, но масштаб-то космический!

В этих районах, исходя из особенностей рельефа, можно строить водохранилище только в двух местах: в современной долине р. Салгир и балке Чатырлык (древней долине Салгира). Эти долины пересекают здесь область питания трехпластовой равниннокрымской водоносной системы (артезианского бассейна). Именно поэтому здесь поверхностный сток рек и балок полностью дренируется, инфильтруется и питает водоносные горизонты. Далее поверхностный сток в реках и балках появляется ближе к Присивашью, где в них впадают дренажные коллектора. Строить водохранилище в области питания водоносных горизонтов – смелое слово в мировой практике!

Во-первых, нужна мощная и очень дорогостоящая полимерная гидроизоляция, иначе вся вода будет уходить в недра. Опыт такой работы в Крыму уже есть – при строительстве в советские времена Межгорного водохранилища не было уделено должного внимания гидроизоляции, в результате чего два года его наполнения днепровской водой не принесли успеха (правда, восполнились подземные воды Альминского артезианского бассейна). Только после повторной укладки гидроизоляции водохранилище смогло принимать воду.

Во-вторых, изолируется от возможности восполнения поверхностным стоком часть области питания водоносных горизонтов. А между тем, именно в балке Чатырлык вблизи с. Клепинино в 80-х годах проводилось искусственное восполнение подземных вод закачкой в скважины днепровской воды. Тогда, вследствие чрезмерного водоотбора для орошения, подземные воды были крайне истощены. Та же участь ждет их, очевидно, и в ближайшем будущем, о чем речь пойдет ниже.

В-третьих – чем будем заполнять водохранилище? Поверхностным стоком – понадобится лет 15. Подземными водами, говорят в правительстве. И будем использовать воду для капельного орошения. Помилуйте, зачем же тогда нужно разворотить огромную площадь под водохранилище? Чтобы увеличить минерализацию и без того минерализованной подземной воды при ее испарении? Так тогда она может и не будет годной для полива вследствие высокой жесткости. А качать из водохранилища будем насосами? В правительстве не знают, очевидно, что насосы порвут всю систему водоводов, ведущих на каплю. На такое орошение подается вода при пассивном гидростатическом давлении, наподобие тому, что создается башнями Рожновского. Так тем более не нужно водохранилища – создавайте систему закрытых накопительных емкостей, ставьте башни и орошайте каплей. Хотя извлекать подземные воды для целей орошения – сомнительное удовольствие в Крыму.

3. В Крыму излишки пресных подземных вод. На заседании Госсовета упоминавшийся всуе вице-премьер огласил, что правительство изучило советские архивы и определило наличие троекратного запаса возобновляемых подземных вод, относительно того, сколько необходимо Крыму. Должен сказать, что никаких архивов с такими советскими данными не существует в природе. Есть геологические фонды, в которых хранится вся информация. Однако никого из правительства туда не допустят, поскольку работать с геологическими материалами могут сугубо специалисты, а уж тем более оценивать объем запасов или ресурсов. Может быть по поручению (просьбе, указанию, приказу) правительства и была выполнена такая работа гидрогеологами, так причем здесь само правительство? Хочется медаль любой ценой.

Любой специалист вам скажет, что гидрогеологические материалы и карты составляются по состоянию на определенный период. В дальнейшем, со временем, они устаревают, поскольку подземные воды – динамичная система и претерпевают в пространстве и времени существенные изменения. В силу многих причин (природных и техногенных) изменяются химический состав, минерализация, уровни и напоры. Для отслеживания всех изменений создается система наблюдения или режима подземных вод.

Следовательно, рассказанная на заседании информация – не более чем сказка, ничего общего не имеющая с реальностью. С периода советских исследований прошло много времени, созданы новые поколения гидрогеологических карт, свидетельствующие о существенных изменениях подземной гидросферы. Вопрос, почему не оперировали последними данными баланса подземных вод, имеющимися в Государственном водном кадастре, остается без ответа. Хотя лично мне понятно почему.

Конечно, можно твердо сказать, что для питьевого водоснабжения равнинной и предгорной частей Крыма кондиционных артезианских вод вполне достаточно. Что касается восточного Крыма и Керчи – тут надо еще рассчитать допустимое извлечение подземных вод в равнинном Крыму для водоснабжения указанных территорий.

Но главная беда в том, что подземные воды планируется использовать для орошения. Это мы уже проходили в 70-х и 80-х годах прошлого столетия. Стоит некоторым особам изучить кандидатскую диссертацию ныне доктора наук, профессора А.В. Лущика, который в свое время убедительно показал мрачные последствия чрезмерного водоотбора подземных вод, произошедшие в равнинном Крыму. Изменение уровней и напоров приводит к образованию обширных депрессионных воронок, перетоку солоноватых вод из вышележащих водоносных горизонтов и комплексов, подтягиванию соленых вод со стороны моря и проч. и проч., что надолго выводит водоносный горизонт из эксплуатационного водоснабжения.

Очевидно, предчувствуя такой исход, посетивший Крым с визитом директор ВСЕГИНГЕО настоятельно рекомендовал разработать фильтрационно-миграционную модель подземных вод Крыма для прогноза негативных изменений и возможности адекватного расчета допустимого водоотбора.

Директор, видимо, не знал, что разрабатывать, собственно, ничего и не надо. Во-первых, такие наработки уже есть – их выполнял днепропетровский филиал ИМРа, во-вторых, для отдельных объектов модели уже работают (Красноперекопский промузел, ООО «Гидромониторинг», г. Киев), в-третьих, дабы не изобретать велосипед следует просто зайти на сайт геологической службы Финляндии и в совершенно свободном доступе скачать программу модели с инструкцией пользователя. Эту объемную (3D) модель разработал, а затем модернизировал в течении 10 лет, доводя до совершенства, мой давний коллега Джусси Левайнен и сейчас она успешно работает в 15 странах на трех континентах с различными климатическими условиями. Нашим же специалистам необходимо только грамотно определить граничные условия модели и вбить обширный массив параметров. На все про все (с учетом апробации модели) уйдет не более трех месяцев.

Но шо то я чую – будет несколько иначе: сначала ожидание выделения финансирования, затем самостоятельная работа программистов по разработке модели, затем ожидание дофинансирования, вбивание данных, апробация модели, ее доработка, опять апробация, потом ожидание дофинансирования и так по бесконечному кругу. В итоге модели не будет – увы, такова сложившаяся практика. А производимый в это время бесконтрольный забор воды будет иметь плачевные последствия для потомков.

В завершение хочу развенчать несколько мифов. 1. О техногенных месторождениях подземных вод, образовавшихся вследствие утечек из канала (уж не помню, кто из чиновников об этом сказал). Таковых не существует. Грунтовые воды полностью дренируются (за исключением небольших линз) в бассейны конечного водостока или пополняют напорные горизонты. 2. Также не существует «моря» пресной воды под Азовским морем. В отложениях среднего и верхнего плиоцена здесь локально развит водоносный комплекс солоноватых и соленых вод. На всю акваторию Азова и прилегающую сушу выполнена комплексная геологическая съемка и совсем недавно подготовлен комплект карт к Государственному изданию, одним из рецензентов коих был ваш покорный слуга. Поэтому сведения абсолютно достоверные. 3. Глубоко под землей в Крыму есть неразливанное море пресной воды. Существует понятие гидрогеологической зональности: на глубине мы попадаем в зону застойного водообмена, где подземная вода солоноватая, соленая, иодо-бромная или сероводородная. Пресных вод нет, хотя минеральные вполне могут быть, как та же сакская.

4. Строительство моста через Керченский пролив. Совершенно очевидно, что проект сугубо политический, поскольку через несколько лет восстановится обычная нормальная логистика и дорогой платный мост никому не будет нужен. Кстати, первоначально объявленная стоимость моста в 10 млрд. долларов далеко не окончательная и следует умножить ее как минимум на 2, поскольку так происходит со всеми без исключения проектами в России. Напомню, самый дорогой мост-виадук в истории человечества возведен в Китае, стоит 8,5 млрд. долларов и имеет протяженность 165 км. Наш мост, протяженностью неполных 8 км будут отливать, видимо, из чистого золота. Однако это лирика, вернемся к нашим баранам.

Из всех возможных вариантов прокладки моста выбрали самый короткий – через остров Коса Тузла с досыпкой до нее дамбы со стороны Тамани. Уже предвижу, как рыдают горькими слезами шпрот, тюлька и килька, которые при нагульной миграции вдоль Таманского берега будут попадать в образованный гипоксийный (вода со значительным дефицитом кислорода) мешок, где и починут в бозе. Ну да ладно, это возобновляемый ресурс. Основной момент здесь остров Коса Тузла – весьма интересное аккумулятивное образование.

Сформировавшись в фанагорийскую регрессию как причлененная к таманскому берегу коса, в последующую нимфейскую эвстатическую трансгрессию она отчленилась от берега и стала островом, каковым является и в современный трансгрессивный цикл. Однако образовалась она южнее ее нынешнего положения и на протяжении 700 лет посредством перемывания передвинулась на 17 км к северу, где мы ее сейчас и наблюдаем. Миграция Косы Тузла продолжается и в настоящее время. В принципе, остров представляет собой систему кос и остаточных лагун: косы намываются на северной стороне, южная при этом размывается – так и происходит перемещение острова.

Теперь остров придется жестко зажать при строительстве моста. Литодинамика (движение донных наносов) пролива будет нарушена, в связи с чем следует ожидать существенное обмеление акватории к северу от острова и заиливание фарватера Керчь-Еникалейского канала. Значит, нужны более частые дноуглубительные работы, а здесь опять проблема – где выполнять дампинг (сброс в море) возросших объемов грунта (экологически проблемная процедура). Возможно, коллеги из севастопольского Морского гидрофизического института, выполняющие в этом районе гидролого-гидрофизические работы, произведут литодинамическое моделирование и рассчитают возросшие объемы наносов.

Для удержания острова в его нынешнем положении необходимо регулярно проводить укрепительные мероприятия с южной стороны, так что к заявленной ежегодной стоимости содержания моста в 750 млн. рублей надо бы еще накинуть.

Одним словом, многочисленные проблемы сулят быть как на стадии строительства (весьма сложные инженерно-геологические, сейсмологические и гидрофизические условия), так и эксплуатации моста. Будем бороться с этими проблемами всю жизнь? Вопрос в том, кто кого в итоге поборет.

Исходя из нескольких вышеприведенных примеров, в Крыму упорно доминирует политическая целесообразность над здравым смыслом. Мнения, знания специалистов, ученых никому не нужны и не востребованы. Молчат или послушно кивают гривами ранее громогласные крымские экологи. Оно-то понятно – свобода слова сейчас не та, никто не желает попасть на встречу с компетентными органами. Это раззадоривает чиновников, которые успокаивают и обнадеживают население – ребята, не беспокойтесь, все будет хорошо, мы уже все придумали! Чтобы думать, надо иметь мозг. Чтобы говорить, надо иметь совесть.

Природа ошибок не прощает. Она просто прощается.

Так и будем жить?

(Продовження буде)

Крымские очерки: Вольное эссэ о природе Крыма Reviewed by on . Передмова Ярослава Степаняка (Ванкувер) Представлені нижче два нариси по Криму відображають погляд професіонала на проблеми природоохоронного характеру які вини Передмова Ярослава Степаняка (Ванкувер) Представлені нижче два нариси по Криму відображають погляд професіонала на проблеми природоохоронного характеру які вини Rating: 0
tsf357-80-longwildcatsouvenirs.com
scroll to top
UA-104440912-1